Режим работы: с 10:00 до 17:00, кроме понедельника
Сад скульптур работает без выходных в летнее время с 10:00 до 21:00, в зимнее время с 10:00 до 17:00

Адрес: г.Одесса, ул, Ланжероновская, 2

Телефон: 8 (048) 722-33-70
Отдел экспертизы культурных ценностей: 8 (0482) 33-52-12, 33-52-13
E-mail: litmuseum.org@gmail.com

-Фотогалерея -Музейщики смеются -Виртуальный тур -Сад скульптур
Искреннеее чувство

"Серебряный век", "Мир искусства" - изысканно звучит, с явно
петербургским произношением.
В Одессе же у самых образованных прорывается - то в постро¦
ении фразы, то в интонации - неистребимый и везде узнаваемый
южный говор.
А уж если говорить о студентах - медиках ли, юристах, фило¦
логах... Даже Новороссийского университета... Впрочем, можно о
них и не говорить, просто почитать их стихи. И получится век не
совсем серебряный, а с большой примесью олова. Фраза же столь
почитаемого ими Оскара Уальда "Все плохие стихи - порождение
искреннего чувства" обернется более чем сомнительным комплимен¦
том авторам "Неискренних стихов".
Чувство к поэзии у них было искренним - но, похоже, безот¦
ветным.
В большой компании молодых одесских поэтов 1910-х годов бы¦
ло два брата - Борис и Исидор Бобовичи. Это "младшее поколе¦
ние". И был студент-медик Александр Кранцфельд. Это "старшее
поколение". И ученик Художественного училища Филипп Гозиасон -
это совсем младшее поколение - он на два года младше Бориса Бо¦
бовича.
Александр и Борис - именно их сборник так и назывется -
"Неискренние стихи". Филипп же снабдил книгу вычурно-изысканной
обложкой, и похоже, напрочь забыл о ее существовании. Впрочем,
ему простительно. Он писал не стихи, как двоюродный брат Борис
Пастернак, а картины, по примеру дяди Леонида.
Тоненькая книжка величиной с ладонь вышла во время для сти¦
хов неподходящее - в 1916 году. И снабжена суровой фразой -
"дозволено военной цензурой". Впрочем, стихи в ней почти все
написаны уже в годы войны. У Кранцфельда, правда, есть и нес¦
колько стихов 1912-1913 годов.
Стоила она копейки - в прямом смысле - всего шестьдесят ко¦
пеек. И издана не ради наживы - "чистая прибыль от издания пос¦
тупает в пользу Общества Санаторных Колоний". За чей счет изда¦
на - никто уже не скажет. То ли авторы скинулись, то ли их отцы
раскошелились. В этом случае, несомненно, больше всех пострадал
отец Кранцфельда - он был достаточно известным врачом.
Для Александра Кранцфельда эта книга была первой и послед¦
ней. Для Бобовича - первой и не совсем последней. У Гозиасона -
далеко не последней.
Впрочем, зачем же сразу о грустном. Лучше уж по очереди -
сперва об удаче, а уж затем о печали.
Баловнем судьбы был Филипп Гозиасон. Возможно, когда дядя
писал его портрет, он и решил твердо - буду художником. И стал.
Начинал выставляться с группой "Независимых" в Одессе с
1918, летом того же года в издательстве "Омфалос" вышла его
книга "Жизнь и творчество Эль Греко" - молодой нахал первым в
России написал книгу об Эль Греко. Между выставками успел же¦
ниться и в 1919 вместе с молодой женой эмигрировал.
Рим, Берлин, Париж. С 1924 в Париже больше на одного рус¦
ского художника (а ведь могло стать больше на одного русского
таксиста). Его картины были в русском отделе Выставки современ¦
ного французского искусства 30-х годов.
Ранен под Дюнкерком. Пережил оккупацию Франции. Стал "нефи¦
гуративным художником", работы которого есть во многих музеях мира:
в Музее современного искусства в Париже и такого же в Нью-Йор¦
ке, в Национальном музее во Франции и Метрополитен музее в США,
Музее современного искусства в Стокгольме и Галерее современ¦
ного искусства в Риме. Он прожил долгую жизнь - восемьдесят лет,
Родившийся в "русском Марселе" в 1898, умер в Париже в 1978. О
нем не знали в России, но знали в мире.

Борис Бобович, "шумный брат" в отличие от скромного Исидо¦
ра. На двери квартиры повесил табличку: "Поэт Борис Бобович".
И чего он только не писал: шарады, стихи, статьи, театраль¦
ные рецензии, даже рассказы. В 15 лет сумел пробиться на стра¦
ницы популярного одесского журнала "Крокодил". Кто знает, может
и его шарады пригодились позднее авторам "Золотого теленка"?
Говорят, что любимой присказкой его было "Ex nostris" -
"Из наших" (сегодня мы бы сказали: "Из тусовки"). В это nostris
Бобовича входили и звезды "Юго-запада" - Э.Багрицкий, Ю.Олеша.
Наверное, правильнее было бы сказать: он входил в их nostris.
И был излюбленной мишенью для эпиграмм. Две приписываются
Багрицкому. Не слишком (мягко говоря) сентиментальный Эдуард
ехидно писал о Бобовиче:

Тень Гроссмана меня усыновила,
Бобовичем у гроба нарекла.
Вокруг меня поэтов возмутила
И в жертву им навеки обрекла.
Бобович я! Довольно стыдно мне...

Окончание же второй эпиграммы Багрицкого на Исидора и Бориса
вообще непроизносимо в приличном или дамском обществе:

Рыла ваши - как рыла чудовищ,
Челюсти ваши - как древний карниз...

Борис был очень деятелен, ухитрялся публиковаться везде:
от серьезного журнала "Театр и кино" до тусовочно-шутливого
бюллетеня "Яблочко", три номера которого вышли в 1918.
По поводу названия последнего он написал статью-обоснование
с рядом риторических вопросов. "Почему Одесса входить в состав
Украины может, почему М.Слоним читать лекции по социализму мо¦
жет, почему Петр Сторицын писать стихи может? Почему же наш
журнал называться "Яблочком" не может?.."
В "Яблочке" Бобович занимал чуть не половину места, так
часто мелькает его фамилия. Оно и не удивительно, ведь одних
псевдонимов у него было штук одиннадцать. Правда, не мудрствуя
лукаво, он обыгрывал свои инициалы (от Б.Б. до Б. Б-ович) и уз¦
наваем был до смешного легко. Может, к тому и стремился. В "Яб¦
лочке" есть все - от пародийно-ругательной рецензии Бобовича на
пьесу Олеши "Маленькое сердце", главную роль в которой играл
сам рецензент, до довольно злых эпиграмм на него самого:

Но все простить я не имею права -
Твои стихи - пусть Бог тебе простит.

Обыгрывается и любовь Бобовича к Блоку, и пристрастие к
"Яблочку", и членство в "Зеленой Лампу" и...и...и...
Не попало на язык авторам эпиграмм лишь гипертрофированное
эстетство Бобовича. Очевидец не мог забыть томного вопроса:"А
анемоны в Крыму расцвели?" Это была реакция на доклад, описыва¦
ющий положение в Крыму и бегство в Одессу в конце 1919.
Закончилось "веселое время" гражданской войны, перебралась
в Москву одесская компания. Кто-то попал в большую литературу,
кто-то - только в справочники. Бобович был среди вторых.
Но одесские знакомства - они на всю жизнь. И дружба с Юрием
Олешей сохранилась. Лучшие фотографии Олеши 1960-х сделаны сы¦
ном Бобовича.
Книгу о Багрицком Борис так и не издал, воспоминания об
Одессе так и остались в рукописи.
Думал ли Борис Бобович, написавший в 1922 статью "Среди ан¦
тикваров и коллекционеров", что две его книги стихов (вторая,
"Погоня", вышла тиражом в 540 экземпляров) станут предметом ин¦
тереса коллекционеров, а не вожделенной добычей читателя?
Двое из авторов остались верны Музе. Третий же изменил им,
став слугой Асклепия. Говорят, нет ничего страшнее гнева отвер¦
гнутой женщины...
Александр Моисеевич Кранцфельд - в достаточной степени ле¦
гендарная фигура. Известно о нем не так уж много. Сын врача (в
десятые годы в Одессе практиковало три Моисея Кранцфельда -
специалист по нервным заболеваниям, отоларинголог и гинеколог),
сам студент-медик. Писал стихи, дружил с поэтами, художниками.
Достаточно близок с Эдуардом Багрицким, знаком с художника¦
ми Сигмой Олесевичем и Сандро Фазини. Если забежать вперед на
двадцать лет, то можно увидеть многочисленные упоминания о
Кранцфельде в альманахе "Эдуард Багрицкий", вышедшем в 36 году,
прочитать телефон и адрес Кранцфельда в записной книжке Ильи
Ильфа.
О его жизни до 1916 можно судить по стихам. Немного попуте¦
шествовал - в стихах "Из странствий" 1912 года упоминается
Швейцария, знаменитый Сен-Готард (если серьезно отнестись к
строчке "Я книги оставил внизу", можно предположить, что и се¦
местр-другой поучился в Швейцарии. А почему бы и нет?), в 1913
- Киев и Евпатория.
После 1916 - публикуется в журнале "Театр и кино". В N 7 за
1917 - стихи "Акварели", посвященые Фазини и Олесевичу, парой
номеров раньше шутит бывший соавтор. Укрывшись под очередным
прозрачным псевдонимом "Б.Б." дает "Дружеские характеристики"
одесским поэтам: "А.Кранцфельд может гордиться своей дружбой с
Оскаром Уайльдом. "Эх, было, было времечко, когда подходил я к
Уайльду и говорил ему:"Ты, Оскар, не обижайся, но Маруська тебя
разлюбила" ... так говорит г. Кранцфельд, подымает голову и де¦
лает интересное лицо."
Живет Кранцфельд на улице Преображенской, 38. Именно сюда
заходит Багрицкий, здесь останавливается приехавший в Одессу
поэт А.Чичерин.
В начале двадцатых Кранцфельд отходит от активного участия
в литературной жизни. По воспоминаниям приехавшего в 1924 в
Одессу молодого любителя поэзии Палкина, он несколько раз видел
Кранцфельда, вскоре тот перебрался в Москву.
Александр Моисеевич стал врачом-эпидемиологом. Очевидно, по
делам служебным был в Ташкенте году в 1933, где повстречал
одесского знакомца - Исидора Бобовича. Позднее тот вспоминал,
что Кранцфельд писал статьи для серьезных медицинских журналов.
Палкин был свидетелем последних месяцев жизни А.Кранцфельда
в Одессе. Волею судьбы он же стал и очевидцем последних месяцев
его жизни. В начале 1942 он встречается с Кранцфельдом в районе
Лозовой. Тот - военный врач с двумя шпалами, главный эпидеми¦
олог 57 армии. Ночь напролет сидели в землянке, читали стихи
Ахматовой и Пастернака. Кранцфельд собирался перевести Палкина
к себе, но не получилось. Еше пару раз встретились, а потом на¦
чалось отступление. Запись в дневнике Палкина: "... август 1942
г. Махачкала. После нашего трагического отступления к предгорь¦
ям Северного Кавказа, узнаю о гибели Кранцфельда. Не вышел из
окружения. Со слов его товарищей - покончил жизнь самоубий¦
ством."
Так по-разному сложились судьбы трех. А книжка, изданная
крохотным тиражом - жива и сейчас. И пусть стихи неискренние -
чувства-то были искренними.


Автор благодарит С.Лущика, без которого эта статья была бы
намного меньше, за оказанную помощь.

А.Яворская


Назад

Афиша. События
Международная конференция, приуроченная к 100-летию со дня смерти классика еврейской литературы Менделе Мойхер-Сфорима

Международный центр языка и культуры идиш
при Всемирном ...
Презентация телевизионного проекта «Путешествие в мир прекрасного»

19 октября в 15:30 в Золотом зале состоится Презентация 4-ой ...
Виставка акварелі Ігоря Летинського

11 жовтня о 15:00 в галереї музею відкриється виставка акварелі ...
Книжная прогулка по Одессе. История города в памятниках. Век XX.

Мемориальный музей К. Г. Паустовского продолжает историко-литературную программу «Книжные прогулки ...
Выставка Святослава Скоробогатова

В музее открылась выставка Святослава Скоробогатова.
Святослав Петрович Скоробогатов родился ...
Выставка «”Доитель изнуренных жаб” – Давид Бурлюк как литератор и издатель»

27 сентября в 18:00 в Золотом зале состоится открытие выставки ...
International Literature Festival Odessa 2017

ВЕРЕСЕНЬ 27 СЕРЕДА
ЛІТЕРАТУРНИЙ МУЗЕЙ ⸰ ЗАЛА ГАЛЕРЕЯ
18.00 ВИСТАВКА ...
«Золотая осень Мира - 2017»

      21 сентября в 15-летний юбилей Международного дня мира стартует ...
-Гостевая книга
В публикации \"Генриетта\"прочитала о том, что раньше выходили материалы о ...
Автор: Татьяна

Place3D - профессиональное создание 3D туров и 360 виртуальных панорам. ...
Автор: Sergey

Доброго дня! Підкажіть, будь-ласка, чи є у фондах музею видання ...
Автор: Ольга

Виртуальные туры
«Photo3d»
ОДЕССКИИЙи
ЛИТЕРАТУРНЫЙ
МУЗЕЙ