Режим работы: с 10:00 до 17:00, кроме понедельника
Сад скульптур работает без выходных в летнее время с 10:00 до 21:00, в зимнее время с 10:00 до 17:00

Адрес: г.Одесса, ул, Ланжероновская, 2

Телефон: 8 (048) 722-33-70
Отдел экспертизы культурных ценностей: 8 (0482) 33-52-12, 33-52-13
E-mail: litmuseum.org@gmail.com

-Фотогалерея -Музейщики смеются -Виртуальный тур -Сад скульптур
Парижские моды, советские годы...

Очаровательная Верочка... Ее нельзя назвать писаной красавицей, но ей был присущ редкий талант — быть Женщиной.
Барышня смотрит с фотографии, загадочно улыбаясь - ах, какая жизнь впереди! Чтение, путешествия по свету и беседы с друзьями — так вспомнит Вера Инбер десятые годы двадцатого века.
Единственная дочь известного одесского издателя Моисея Шпенцера и директрисы женского училища, учительницы русского языка и литературы Фани Бронштейн, двоюродная племянница Льва Бронштейна (Троцкого). И если первые двадцать с небольшим лет ее жизни определялись положением единственной дочери, то последующие пятьдесят — родством с «врагом народа» № 1. О годах ее юности можно сказать — искусство жить, о зрелых — искусство выживать.
Девочка, выросшая в семье литературной, не могла не писать стихи. Девочка взрослеет. Так уж сложилось - южный город, звездное небо, и дом возле моря, и молодые люди — много ли их было или мало? Скорее всего, много. Но выбирает она Натана Инбера. И фамилию эту сделает если не знаменитой, то очень известной — на всю страну (но это потом, уже в советские годы). А пока ... в первое время одесситы, открывая газету, просто хватались за голову: опять Инбер! Их можно понять. Ведь ее свекор — известный в Одессе литератор, муж — талантливый журналист, а тут еще и Вера. Поэтому неудивительно, что поначалу она придумала очаровательный псевдоним: Вера Литти (маленькая) или подписывалась Vera Imbert.
Вера была невысокого роста. Многие женщины сделали бы из этого проблему. Она же ввела свой рост в моду: «Маленькая собачка до смерти щенок. Мои далекие подруги, маленькие женщины, не сердитесь на меня, ибо и мой собственный рост не превышает полутора метров с каблуками. И я не хочу обидеть вас своей поговоркой. Я хочу только сказать, что мы, обиженные ростом, но вознагражденные долгой моложавостью, должны идти по отведенной нам природой дороге».
Муж увозит молодую жену из Одессы на два года. Два года в Париже! И одна из статей Натана начинается так: «Одна маленькая женщина, у которой были свежие, немного припухлые губы (от них пахло свежей малиной) и настоящий поэтический талант, очень часто и очень мило удивлялась: "Скажите, почему никогда, никогда не надоедает слышать: "Я люблю вас?" И заканчивается воспоминаниями о "поцелуях маленькой женщины, у которой губы пахнут малиной, грехом и Парижем...»
Из Парижа Вера Инбер посылает очаровательные статьи о модах. Например, о проблеме выбора бального платья: «... я запуталась в этих красивых вещах, у меня закружилась голова ... Конечно, я несу это сладкое иго охотно, но поймите, что в каждом платье мне надо быть другой. Надо иначе ходить, иначе подавать руку и помнить острые фразы другого писателя ... Если слова созданы для того, чтобы скрывать свои мысли, то платья существуют для того, чтобы показывать свою душу. По крайней мере, ту сторону души, которую хочешь показать»
Думается, одесские модницы с нетерпением ожидали очередной статьи о парижских модах, так легко и увлекательно, так мило и немного жеманно повествовала о них Vera Imbert.
Мы не знаем, ломился ли от публики зал театра «Уніон», где 19 апреля 1913 года выступала Вера Инбер с лекцией «Цветы на асфальте. Женские моды в их прошлом и настоящем». Сохранилась программка. Так и хочется сказать: «благоуханная», хоть пахнет она уже не парижскими духами, а музейной пылью. Но, когда ее читаешь, дурманящие запахи кружат голову: «Звериный мех. Парижское солнце и петербургский снег. Современные женщины — последние яркие цветы на сером асфальте города.
Хитон Мэнады. Застывшие складки римлян. Ризы Византии. Платье на престоле Ренессанса. Догаресса в маске. Версальская пастораль в шелках. Танагра в Париже. Сияющая нагота. Тридцатые годы. Триумф лоретки. Власть улицы».
Ну, кто еще мог бы в двух абзацах описать моду за три тысячи лет. Только она, Вера. Интересно, во что была одета маленькая женщина? Ответ в программке: «Мода этой весны: все в цветах».
Она пишет стихи, трогательные, мудрые, жеманные. Названия первых ее книг напоминают о мудрости Экклезиаста: «Печальное вино», «Горькая услада», «Бренные слова». Что это? Предвидение, игра, литературная мода? Скорее всего, мода.
Она становится матерью. Появилась дочь Жанна. И какие же удивительные детские стихи пишет парижская модница. Но ...

Не то, что я жена и мать,
Поит души сухие нивы:
Мне нужно много тосковать,
Чтоб быть спокойной и счастливой.

Что ж, пока она, вероятно, не очень счастлива. Такое счастье у нее впереди.
Начинается Мировая война (Первая, но кто же об этом знает). Потом гражданская. Поэт Александр Биск вспоминал: «Дом Инберов был своего рода филиалом Литературки. И там всегда бывали Толстые, Волошин и другие приезжие гости. Там царила Вера, которая читала за ужином свои жеманные, очень женственные стихи».
Потом краткая поездка в Константинополь, похоже, разрыв с мужем — она вернулась, он остался в эмиграции. Бурное время 1920-21 годов описано ею самой в книге «Место под солнцем». В те годы на вопрос о том, не родная ли она сестра Троцкого, Инбер отвечала: «К сожалению, двоюродная».
В 1928 Троцкого выслали из страны. Инбер жила уже не в Одессе. И о том, что было потом, говорить не хочется. А хочется, как в книге с плохим концом, пропустить, перелистать страшное — тридцатые годы, блокадный Ленинград, смерть внука. Уже после войны — смерть дочери. Да, конечно, было и хорошее — любящий муж, книги, которые выходили, поездки за границу. Но … ее стихи уже не были ее стихами. Она выживала — и должна была отказаться от части себя, чтобы спастись.
Тот же Биск писал в конце 1940-х в Америке: «Вера Инбер стала большим человеком в Советской России. Справедливость требует признать, что она сумела найти приемлемый не подхалимский тон в своих произведениях». Говорят, со стороны виднее … И все же — женщина выжила, а поэтесса не смогла. В поздних ее стихах нет той капельки игры, живости, непосредственности, которые так завораживают в ранних.
Но до сих пор поют песенки о девушке из Нагасаки, о маленьком Джонни, Вилли - груме. И никто, кроме литературоведов не знает, что написала их маленькая женщина, у которой губы пахли малиной, грехом и Парижем...


Назад

Афиша. События
Международная конференция, приуроченная к 100-летию со дня смерти классика еврейской литературы Менделе Мойхер-Сфорима

Международный центр языка и культуры идиш
при Всемирном ...
Презентация телевизионного проекта «Путешествие в мир прекрасного»

19 октября в 15:30 в Золотом зале состоится Презентация 4-ой ...
Виставка акварелі Ігоря Летинського

11 жовтня о 15:00 в галереї музею відкриється виставка акварелі ...
Книжная прогулка по Одессе. История города в памятниках. Век XX.

Мемориальный музей К. Г. Паустовского продолжает историко-литературную программу «Книжные прогулки ...
Выставка Святослава Скоробогатова

В музее открылась выставка Святослава Скоробогатова.
Святослав Петрович Скоробогатов родился ...
Выставка «”Доитель изнуренных жаб” – Давид Бурлюк как литератор и издатель»

27 сентября в 18:00 в Золотом зале состоится открытие выставки ...
International Literature Festival Odessa 2017

ВЕРЕСЕНЬ 27 СЕРЕДА
ЛІТЕРАТУРНИЙ МУЗЕЙ ⸰ ЗАЛА ГАЛЕРЕЯ
18.00 ВИСТАВКА ...
«Золотая осень Мира - 2017»

      21 сентября в 15-летний юбилей Международного дня мира стартует ...
-Гостевая книга
В публикации \"Генриетта\"прочитала о том, что раньше выходили материалы о ...
Автор: Татьяна

Place3D - профессиональное создание 3D туров и 360 виртуальных панорам. ...
Автор: Sergey

Доброго дня! Підкажіть, будь-ласка, чи є у фондах музею видання ...
Автор: Ольга

Виртуальные туры
«Photo3d»
ОДЕССКИИЙи
ЛИТЕРАТУРНЫЙ
МУЗЕЙ