Режим работы: с 10:00 до 17:00, кроме понедельника
Сад скульптур работает без выходных в летнее время с 10:00 до 21:00, в зимнее время с 10:00 до 17:00

Адрес: г.Одесса, ул, Ланжероновская, 2

Телефон: 8 (048) 722-33-70
Отдел экспертизы культурных ценностей: 8 (0482) 33-52-12, 33-52-13
E-mail: litmuseum.org@gmail.com

-Фотогалерея -Музейщики смеются -Виртуальный тур -Сад скульптур
Твое сиреневое имя...


Сонет

Точи свой стих, как дедовский кинжал,
От времени зазубренный и ржавый,
И освяти своею новой славой
Его холодный, голубой закал.

На рукоятке - дымчатый опал,
Очерченный серебряной оправой
Неясный образ, вкованный в металл
Стиха, застывшего тяжелой лавой.

Но для любви забудь стальной сонет,
Любовь полна неверности свирельной,
В любви хорош трехгранный триолет
И нежный лепет песни колыбельной.

Люби светло. Будь бесконечно прост,
Как шелест трав, как дрожь весенних звезд.

Валентин Катаев


Журнал "Жизнь", июнь 1918, N 1, Одесса, с. - 1


Как часто переезд меняет жизнь! А если учесть, что до рево■
люции переезжали с квартиры на квартиру гораздо чаще, чем сей■
час, то и возможностей для перемен было больше.
Для семьи учителя Петра Катаева смена квартир - дело обыч■
ное. За шестнадцать лет - шесть адресов. И кто же знал тогда,
что наблюдательный и отличающийся редкой памятью Валечка под■
робно опишет каждую квартиру, каждый дом - через тридцать лет,
сорок, семьдесят.
Но один адрес особенный - Пироговская, 3. Здесь Катаевы жи■
вут с 1913 года. И именно здесь он знакомится с четырьмя очаро■
вательными сестрами - Инной, Ириной, Александрой, Марией. Впро■
чем, о двух последних - близнецах Шурочке и Мурочке - можно и
не вспоминать - слишком уж малы. Инна на несколько лет старше -
и остается только одна сестра. Да она долгое время и была для
Валентина одна - Ирина Алексинская, Ирен, Сиреневая.
Ирина Константиновна Алексинская родилась 5 мая 1900 года.
Любимица и баловень семьи, она с детства болела туберкулезом,
и, в отличие от сестер, занимавшихся в престижной женской гим■
назии Белен де Баллю, получила домашнее образование. Ирина ри■
совала, писала стихи, играла на рояле, занималась лепкой.
Мать Наталья Антоновна любила стихи, неплохо играла на ро■
яле, в доме для детей постоянно устраивали поэтические и музы■
кальные вечера. Когда подросла старшая дочь (не надо забывать,
что в то время все молодые люди хоть немного, да писали стихи)
в доме как-то незаметно образовался то ли кружок поэтов, то ли
салон поклонников.
Отец, артиллерийский полковник Константин Гаврилович, то ли
был не слишком строг, то ли сам любил поэзию - и терпеливо сно■
сил протяжное модное чтение нараспев стихов, посвященных двум
старшим дочерям.
В 1913 году к толпе обожателей присоединяется Валентин Ка■
таев. Как вспоминала младшая сестра, Шурочка, Валентин страстно
влюбился с первого взгляда.
Может, потому, что родилась Ирина в мае, она считала сирень
своим цветком. Отсюда и частый эпитет "сиреневая" у Катаева.
Придумал ли это влюбленный, окрестила ли так себя сама девушка,
но это своеобразный код стихотворной переписки. Одно из стихот■
ворений Ирины, посвященное Катаеву, подписано "поэту от девочки
с сиреневым именем".
Начинается Первая мировая война. И Катаев из седьмого клас■
са Пятой гимназии зимой 1915 года добровольцем (правильнее,
охотником) уходит на фронт. Правда, через много лет прозвучит
ехидная реплика его старого одесского приятеля: "А куда ж еще
этому балбесу и двоечнику было деваться? Не ушел бы в армию -
из гимназии вышибли".
Служил он в 64 артиллерийской бригаде, под началом отца
Ирины. Как помнится Александре Алексинской, несколько раз при■
езжал с письмами от отца.
Разлука либо укрепляет любовь, либо убивает. Пока у Ирины и
Валентина лишь усиливается поток стихов и писем, которыми они
обмениваются. Но не надо забывать, что Катаев - молодой тщес■
лавный поэт, ученик самого Ивана Бунина. Поэтому стихи, посвя■
щенные любимой, посылаются не только ей, но и в столичные жур■
налы. И печатаются там. Еще бы! Юный прапорщик, контужен, одно
слово - герой.
С декабря 1916 по апрель 1917 Валентин вновь в Одессе,
учится в пехотном училище. И, разумеется, при каждой возможнос■
ти появляется в доме Алексинских. Записная книжка, в которую
Ирина записывает любимые стихи, переполнена стихами любовными -
стихами Валентина.

Впрочем, это совсем не мешает ему посвящать стихи и другим
девушкам. Например, рядом с сестрами Алексинскими живут не ме■
нее очаровательные сестры Шамраевские. "К ногам Люли Шамраев■
ской" - таково посвящение опубликованного в одесском журнале
"Театр и кино" N 26 за 1916 год 1916 стихотворения "Моя ки■
но-дррама". На дружбу Алексинских и Шамраевских это не повли■
яло. Но через семьдесят лет младшая из сестер Шамраевских с
полным основанием могла заявить:"Валька! Катаев! Так он бегал
за всеми девочками в Отраде!".
Сам Катаев писал в "Юношеском романе ":"Мой донжуанский
список состоял почти из всех знакомых девочек, перечислять ко■
торых нет никакого смысла."
Впрочем, пока для него Ирен -это "Сиреневая", главная и за
гадочная. Кто знает, не пиши она стихи, не привноси это элемент
литературности в их роман - как бы все повернулось?
Катаев вновь на фронте, в июле 1917 он был ранен второй раз
и до ноября лежал в госпитале в Одессе. В это время он пишет
"Три сонета", которые опубликует в "Первом альманахе литератур■
но-художественного кружка" в январе 1918.
Последняя сохранившаяся рукопись датирована 5 мая 1918 года
- днем рождения Ирины. Последнее известное стихотворение к Ирен
опубликовано в июне 1918. Что было потом - уже никто не знает.
Как вспоминала Александра, окончательный разрыв произошел в
конце 1918 - начале 1919 года. Во время последней встречи Ирина
вернула часть писем Валентину.
Потом - тяжелые голодные годы. Отец, быший офицер, от греха
подальше уезжает к родственникам в Грозный. Семья живет в ос■
новном на деньги Ирины. Она лепила из глины кошек, каких-то
придуманных ею странных животных, раскрашивала - и младшие сес■
тры продавали эти игрушки на толчке.
Кошка для Ирины - совершенно особое создание. В семье их
все любили, но Ирину, часто вынужденную из-за болезни подолгу
лежать в постели, кошки просто спасали от долгих часов тоски. И
на фотографиях она, как правило, с сиренью в руках или с
кошкой на руках.
В середине двадцатых годов у нее вновь обостряется туберку■
лез, последние годы жизни она была прикована к постели. По сло■
вам сестры, Ирина Алексинская умерла в 1928 году.
Узнал ли тогда о ее смерти Катаев, вспомнил ли девочку с
сиреневым именем?
Он вспомнил ее намного позже, в 1960-м, когда писал "Зимний
ветер". И там появляется реакционный генерал Заря-Заряницкй,
его четыре дочери, и одна из них - Ирен с "серовато-лиловыми
глазами". И тоже роман - а потом в мужественного красного офи■
цера стрелет (правда, безуспешно) дочь белогвардейского генера■
ла.
После публикации романа и сестры Алексинские и Инна Шамра■
евская написали Катаеву возмущенное письмо: описание было более
чем прозрачным, и окружающие начали любопытствовать - умер ли
полковник Алексинский в Грозном или и вправду стал генералом и
был расстрелян большевиками. Александра и Мария вернули Катаеву
все остававшиеся в доме письма к Ирине.
Валентин Петрович ответил "сестрам А." - письмо ему самому
так понравилось, что отрывки из него он включил в статью "Мысли
о творчестве".
Но Катаев не был бы Катаевым, если бы возвращенные письма
не напомнили ему о давней идее "юношеского романа". Еще в 1931
году в журнале "Красная Новь" появляется отрывок из "юношеского
романа" - о войне. И в 1969 он вновь возвращается к нему, снова
откладывает. "Юношеский роман моего друга Саши Пчелкина, рас■
сказаный им сами" датирован 1980-81 годами.
И Ирина - "Миньона" - вновь оживает на страницах романа. И
письма тех лет так естественно вписываются в рассказ о любви.

Влюбчивый циник - какое странное сочетание! Циник, так тон■
ко пишущий о любви. Впрочем, за любовь к женщинам, в том числе
и Одессе, старшему Катаеву можно многое простить.

Все это было встарь. Все это будет вечно.
Мое бессмертие - любовь.






Алена Яворская






Дорогая Ирен!
Страшная и жестокая вещь любовь! Она неслышно и легко под■
ходит, ласково целует глаза, обманывает, волнует, мучит и ни■
когда не уходит, не отомстив за себя. Я не знаю, что со мной
делается, но ....




Письмо

Зимой, по утренней заре,
Я шел с твоим письмом в кармане.
На снежном, матовом бугре
Еловый лес синел в тумане.
Всходило солнце. За бугром
Порозовело небо, стало
Глубоким, чистым, и кругом
Все очарованно молчало.
Я вынимал письмо, с тоской
Глядел на милый, ломкий почерк
И видел взгляд прозрачный твой
И детских плеч воздушный очерк.
Твой голос ласково звенел
Из каждой строчки светлым звоном,
А край небес, как жар, горел,
Струя лучи в лесу зеленом.
Я шел в каком-то полусне,
В густых сугробах вязли ноги,
И было странно видеть мне
Обозы, кухни по дороге,
Патрули, пушки, лошадей,
Пни, телефонный шнур на елях,
Землянки, возле них людей
В мохнатых шапках и шинелях.
Мне было странно, что война,
Что каждый день - возможность смерти.
Когда на всете ты одна
Да милый почерк на конверте.
В лесу, среди простых крестов,
Пехота мирно шла рядами,
На острых кончиках штыков
Мигало солнце огоньками,
Над лесом плыл кадильный дым,
В лесу стоял смолистый запах
И снег был нежно-голубым
У старых елей в колких лапах.

Действующая армия.
Январь, 1916 г.

Валентин Катаев


Журнал "Весь мир", февраль 1916, N 9, Петроград, с. - 16




Ирен

Я весь отравлен светлым ядом
Любви изменчивой твоей,
Прохладной ночью, темным садом,
Осенним лепетом ветвей.

Весь день сижу в уютном кресле,
Текут минуты, как года;
То к сердцу приливает "если",
То отливает "никогда".

На душный бред похожи мысли,
От дум кружится голова,
И жаркий мозг упрямо числит
Твои случайные слова.

Твои случайные улыбки,
Извивы бронзовых волос,
Прозрачный стих, по-женски гибкий,
В глазах насмешливый вопрос.

В платок закутанные плечи,
В движеньях ласковую лень...
И я в огне противоречий
Горю сегодня целый день.

29 августа 916

Впервые опубликовано: С.Т. Выскребенцева. Юношеские
стихи./ Дом князя Гагарина. Од., 1997 - с.80



ИА.

Я знаю все, как это будет
И стих уверенно сотку.
Сперва тоска любовь остудит,
А одиночество - тоску.

Волною трезвой холод хлынет.
Заплачет ветер под окном, -
И на моем стекле застынет
Твой вздох причудливым цветком.

25 - ХI
916
Одесса.


Впервые опубликовано: С.Т. Выскребенцева. Юношеские
стихи /Дом князя Гагарина. Од., 1997 - с.81




Триолеты

Ирине Алексинской

1
Легко под звуки нежной скрипки
Течет мой грустный триолет,
Такой изысканный и гибкий.
Легко под звуки нежной скрипки
Течет, светлей твоей улыбки.
Прими прощальный мой привет.
Легко, под звуки нежной скрипки,
Течет мой грустный триолет.

2

В столе - коротких писем связка
Да три сонета о любви...
Какая грустная развязка!
В столе - коротких писем связка...
Любовь ушла, мелькнув, как сказка,
А жизнь глядит в глаза : живи!
В столе - коротких писем связка
Да три сонета о любви.


3

Твое сиреневое имя
В душе, как тайну берегу.
Иду тропинками глухими,
Твое сиреневое имя
Пишу под ветками сквозными
Дрожащим стэком на снегу.
Твое сиреневое имя
В душе, как тайну берегу.

4

Так не похожих друг на друга,
Зачем столкнула нас судьба?
Ты - хрупкий снег. Я - ветер с юга.
Так не похожих друг на друга,
Как день и ночь, как зной и вьюга,
Как утомленность и борьба,
Так не похожих друг на друга,
Зачем столкнула нас судьба?

5

Дай Бог тебе любви и счастья!
Забудь меня. Я одинок,
В потемках серого ненастья.
Дай Бог тебе любви и счастья.
Твоей улыбки сбросил власть я
Для власти этих гибких строк.
Дай Бог тебе любви и счастья!
Забудь меня. Я одинок.

Одесса
3-4 декабря 916
Одесса

Публикуется впервые



Три сонета

Тебе, Ирен.
1

Душа полна, как звучный водоем,
Как парус, вздутый ласковым порывом,
Как облако над солнечным заливом,
Как майский сад, дрожащий под дождем.

Нет ничего. Темно. И мы вдвоем,
Рука к руке, в забвении счастливом,
Взволнованные, медленно идем
Глухой тропой, скользящей над обрывом,.

Что день - то явь, похожая на сон.
Что ночь - то сон, волнующий и странный.
А поутру, мечтами утомлен

Твой образ вижу я прозрачный и туманный.
Душа полна... Текут за днями дни.
Родная, светлая, Господь тебя храни!

23 Х
2

Родная, светлая, Господь тебя храни
От страшных снов, от лжи и от сомнений.
Будь до конца проста как мир весенний,
И, как струна, на каждый вздох звени.

Пусть ночь темна. Есть звезды. Есть огни.
Нога сеользит по мрамору ступеней.
Но ты иди. Пусть ббезысходны дни,
Но будет день великих откровений

Я жду тебя. И ты придешь ко мне.
Алеют тучи в розовом огне.
Я жду тебя. С востока ветер веет.

Ресницы жжет тяжкая слеза...
Твое лицо от страсти побледнеет,
И потемнеют серые глаза.

24 - Х
3
И потемнеют серые глаза,
Нальются теплыми, тяжелыми слезами,
Когда, впивая влажныыми губами
Мой поцелуй, ты вздрогнешь, как лоза.

Но высохнет последняя слеза.
Степь разгорится летними цветами.
И стороной нас обойдет гроза.
И будет синь безгрешная над нами.

Смотри: как мир значителен и нов!
Как полон образов мечтательных и чистых
Живой поток моих простых стихов!

Да будет светлый мир неуловимых снов
На темном золоте волос твоих душистых
Моя родная, светлая любовь!

24-Х
917 год
Одесса


Впервые опубликовано : Валентин Катаев. Три сонета о
любви /Первый альманах литературно-художественного
кружка. Январь. 1918. Одесса. С 13-15. Отличается от
рукописного варианта.



Триолет - тебе

За то, что май тебя крестил
И дал сиреневое имя,
И ясным солнцем озарил,
За то, что май тебя крестил
Дождями дымно-голубыми, -
Я нынче все тебе простил...
За то, что май тебя крестил
И дал сиреневое имя.

5 - V 918
Одесса

Публикуется впервые



Романс

Посвящ. Сиреневой

Все было сказано меж нами. До утра
Я глаз не мог сомкнуть от счастья и волненья.
И новый день, должно быть, воскресенье,
Глядел весь золотой от солнца со двора.

Я вышел из дому и знал, что встречу вас.
И точно: мы сошлись на перекрестке.
Вы улыбнулиь мне и солнечные блестки
Зажглись в зрачках туманных ваших глаз.

Мы говорили ласково на "Вы",
Звенел мотор. В пыли моторы мчались.
Вы тихо шли. Молчали. Улыбались,
Не поднимая грустной головы.

Я проводил вас к дому. Невзначай
Плечом - плеча коснулись. Ближе,
Вы ласково сказали:"ну прощай",
И нежно уронили:"так смотри же"!

Валентин Катаев

Журнал "Жизнь" N 2 июнь 1918, Одесса



Тебе, Ирен

I

Из дождя, посеянного Богом
Выросли весенние цветы.
Снова пахнет пылью по дорогам
И весь день от пчел звенят кусты.

Море блещет серебром горячим.
Над водой на камнях сохнут мхи.
Хорошо весь день бродить по дачам
И шептать любимые стихи.

Выйти к морю. Потерять дорогу.
Все отдать таинственной судьбе.
И молиться ласковому Богу
О своей любви и о тебе.

Впервые опубликовано: С.Т. Выскребенцева. Юношеские
стихи /Дом князя Гагарина. Од., 1997 - с.81


II

...И вновь к тебе. Который раз?
Которое звено?
За мигом - миг. За часом -час.
И вот - твое окно.

И все как прежде. Тот же дом,
И только ночь светлей,
И только свет в окне твоем
От месяца темней.

Шаги не слышны по траве
И только ты одна
В далекой комнате своей
Услышать их должна.

А не услышишь - Бог тебя
Пускай простит тогда.
А я уйду, уйду любя,
Но знай, что навсегда.


Публикуется впервые


Следующие четыре стихотворения даются по са■
миздатовской перепечатке 1964 года


Вы снились мне болезненной и нежной
И нынче целый день я думаю о Вас.
Я знаю, что любовью неизбежной
Мы будем зажжены хотя на день, на час...

Сон отравил меня. И к Вашему преддверью
Иду взволнованный, в тумане странных снов.
А в эти сны я безотчетно верю,
Как в молодость, как в счастье, как в любовь.

22 июня
Яссы. Румыния

Публикуется впервые




Ирен, я видел Вас во сне
И нынче полон только Вами.
Как хорошо, как сладко мне
Писать о Вас, Ирен, стихами.
Пусть будет чист и ясен стих
Как море в штиль под берегами,
Когда вечерний ветер стих
И пахнет ладаном, как в храме.
Ах, я давно обманут снами.
Ваш образ близкий и родной
Светло стоит перед глазами -
Родной и близкий, но ... не мой

Сияет утро. По стене
Мерцают зайчики кружками,
Охапка лилий на окне
Лежит, пронизана лучами.
Передо мной стоит сестра.
- Вы нынче бредили стихами.
Что Вам приснилось? Доктора
От рифм излечат порошками. -
Мне грустно. Помните, на скамьи
Сад осыпался золотой.
Я проходил в аллеях с Вами,
Родной и близкий, но ... чужой

Как на испуганном коне
Летела ночь за облаками,
Деревья в жуткой тишине
Качали мокрыми ветвями.
Я ближе к Вам придвинул стул,
Склонился вежливо над Вами,
Чтоб влажеый ветер не продул
Вас ядовитыми струями.
Сухими жадными губами
Касался Ваших рук с тоской,
И вы сказали мне глазами:
"Родной и милый, но ... чужой"

Идут бесстрастно дни за днями.
Ваш образ близкий и родной
Всегда стоит перед глазами -
Родной и близкий, но ... не мой

23 июня
Румыния

Впервые опубликовано: Е.Голубовский, А.Дроздовский.
Юношеский роман. / Юность, 1986, N 9



Прощай. Из света в мрак. От жаркой ночи в холод.
Калитка. Сонный вяз замка.
При свете месяца весь мир, как счастье, молод.
Шоссе, как белая река.
Иду и пью звенящий крепкий воздух,
Благославляя всей душой
И синий скрип шагов, и небо в редких звездах,
И поцелуй прощальный твой.


Публикуется впервые


Ноктюрн

Вверху молчали лунные сады,
Прибой у скал считал песок, как четки.
Всю эту ночь у дремлющей воды
Я просидел на киле старой лодки.
И ныло от тоски все существо мое.
Тоска была тяжелей черной глыбы
И если бы Вы поняли ее,
То разлюбить, я знаю, не смогли бы.

18 ноября. Одесса.

Впервые опубликовано: Е.Голубовский, А.Дроздовский.
Юношеский роман. / Юность, 1986, N 9





Сонет

Когда холодный ветер утомится
И в море штиль прольется, как елей,
На парусах ушедших кораблей
Заря тепло и нежно золотится.

Любовь уйдет, - но в прошлом загорится,
А прошлое чем дальше, тем милей,
В бесплотных снах, в истоках давних дней
Оно светло и долго отразится.

Блажены те, кто видит эти сны;
Чьи дни текут, легко отражены,
В их глубине, холодной и бездонной!

Лучи скользят по ласковом стекле.
Но сладости любви неутоленной
Мне не дано постигнуть на земле.

Валентин Катаев

Журнал "Огоньки" N 7-40, 22(9) февраля 1919. Одесса.



Уважаемая Инна Шамраевская!

Ваше несправедливое письмо получил и отвечаю Вам письмом,
которое прошу передать "сестрам А" - они не сообщили своего ад■
реса.

Валентин Катаев

1961 год
Москва
июнь




Москва
1961
июнь

Дорогие "сестры А"!

Вы неправы, обвиняя меня в том, что я вывел в своем романе
"Зимний ветер" Вашу семью. Это недоразумение, основанное на де■
талях. Я создал обобщенную "семью Заря Заряницких", в которую
вошли десятки, а может быть и сотни подробностей взятых из мно■
жества похожих семейств, в том числе и вашего. В том то и зак■
лючается наше писательское ремесло, что бы обобщать. Когда Че■
хов написал "Попрыгунью" - художник Левитан подумал, что Чехов
изобразил его, ужасно рассердился и дело чуть не дошло до дуэ■
ли: были похожие [подчеркнуто] детали, чего не понял Левитан.
Если я причинил Вам неприятности и тем более душевную боль, то
простите меня. Мне не нужно говорить Вам, как я вас всех любил
и люблю до сих пор. Вы должны это чувствовать. Ваши имена не
столь самобытны, чтобы служить прямым указанием на семью. "Пи■
роговская" тоже взята вообще, потому что я там жил. Да и квар■
ртира описана совсем другая. Повторяю, если я причинил Вам не■
вольно неприятности - простите меня. Вы должны понять, что у
писательства есть свои великие законы, которые очень трудно пе■
решагнуть.

Всегда Ваш
ВК







Валя Катаев - подругам

В Отраде, недалеко от Катаевых, жила в собственном доме
семья Запорожченко. Старший брат Евгений, он же Женька, "Дубас■
тый", (Жора Колесничук в повести "Белеет парус одинокий") -
верный друг Вальки. Его младшая сестричка Наталья- она же Тася,
не менее верный обожатель Валечки. И, естественно, в ее альбом■
чике для стихов - а они были у каждой уважающей себя барышни
старше семи лет - появляются стихи "взрослого" поэта. На сегод■
ня это самые ранние известные стихи В.П.Катаева. Тем более -
посвященные девушке, хоть и совсем маленькой.



Тасе в альбом на память от В.Катаева

В эти вешние, ясные дни
Я грущу - сам не зная о чем.
И тоска и тяжелая грусть
Поднимаются в сердце моем.

Оттого ль я грущу, что весна
Мне о счастии шепчет былом,
Иль что с теплым ее ветерком
Мне приносится песня одна.

В этой песне поется весна
И прозрачный небесный покров,
И дрожащяя трель соловья,
И жасмин, и луна и любовь.

Я грущу в эти вешние дни...
Милый друг, успокой же меня,
Расскажи про поля, про леса,
Про сияние летнего дня.

В.Катаев

1912 год


Детство

Тасе Запорожченко

В этом старом, маленьком альбоме
Много есть веселой чепухи:
Есть цветочки, есть лошадка, домик,
Есть веселые и грустные стихи.

Был я мал и глуп, когда впервые
Написал сюда шестнадцать строк...
Мне смеялись глазки голубые
И звенел веселый голосок:

"Ты совсем поэтом стал и даже
Пишешь очень, очень хорошо."
Я - польщен. Лицо чернее сажи
У меня от ветра и воды.

Помню: солнце яркое сверкало
Сердце жег горячий летний свет.
"Ты - поэт!" Она смеясь сказала.
"Я поэт! О Боже, я поэт!"

Валентин Катаев




Естественно, Тасей дело не ограничилось. Стихи Катаева по■
являются и в альбомах сестер Булатович - Тамамры и Милицы (Мары
и Милы)



Маре Булатович от влюбленного поэта!!!

В окно струится лунный свет
И в сумраке зеленоватом,
Косым, растянутым квадратом
Сверкает матовый паркет.

Часы во мраке, на стене
Стучат уныло и докучно...
Меня гнетет тоска, мне скучно
И грустно в этом полусне.

Моя тоска и лень - оне
С моей любовью неразлучны.

1_0
Одесса 19 I 14

Вал Катаев



Огонь

Уютный, тонкий полусвет.
Сидеть и греться так приятно!
От жаркой печи - на паркет
Ложаться огненные пятна.
Прижав холодную ладонь,
К щеке, камином обожженной,
Глазами мутными в огонь
Гляжу, огнем завороженный.
Багровый круг горит в крови
Со звоном плавятся червонцы.
А вместо сердца от любви,
В моей груди пылает солнце.

Милой Маре от автора
Валентин Катаев
Одесса, 2 окт 1914



- Алло! Центральная, дайте
пожалуйста N14-03*
- Занят.
- Реалист или гимназист?...
ets.

Вал Катаев

* Номер сердца Мары Б.

(Т.А.) Маре. Тебя я, вольный сын эфира возьму в надзвездные
края (на этом аэроплане) и будешь ты царицей мира, ets...
ets... М.Лермонтов





Миле Булатович Одесса, 1913 г. 13 ноября.

Я не смогу Вас позабыть:
Довольно Вас хоть раз увидеть -
Чтобы безумно полюбить,
Или безумно ненавидеть!


Про Вас пишу не много, Мила:
"Клянусь я разумом осла,
"Клянусь слезами крокодила,
"Что Мила чертовски мила."


портрет изобретателя

Вал Катаев

патент заявлен за N 1135
просят другие альбомы не переписывать

[сбоку приписка] :
торговая марка ужв.
[неразб] торг. и пром.
подделки преследуются по
закону (Большому)



Итак, старший брат Валентин писал одной из своих любимых
стихи. А младший брат Евгений писал своей единственной любимой
Валентине письма.


Назад

Афиша. События
Международная конференция, приуроченная к 100-летию со дня смерти классика еврейской литературы Менделе Мойхер-Сфорима

Международный центр языка и культуры идиш
при Всемирном ...
Презентация телевизионного проекта «Путешествие в мир прекрасного»

19 октября в 15:30 в Золотом зале состоится Презентация 4-ой ...
Виставка акварелі Ігоря Летинського

11 жовтня о 15:00 в галереї музею відкриється виставка акварелі ...
Книжная прогулка по Одессе. История города в памятниках. Век XX.

Мемориальный музей К. Г. Паустовского продолжает историко-литературную программу «Книжные прогулки ...
Выставка Святослава Скоробогатова

В музее открылась выставка Святослава Скоробогатова.
Святослав Петрович Скоробогатов родился ...
Выставка «”Доитель изнуренных жаб” – Давид Бурлюк как литератор и издатель»

27 сентября в 18:00 в Золотом зале состоится открытие выставки ...
International Literature Festival Odessa 2017

ВЕРЕСЕНЬ 27 СЕРЕДА
ЛІТЕРАТУРНИЙ МУЗЕЙ ⸰ ЗАЛА ГАЛЕРЕЯ
18.00 ВИСТАВКА ...
«Золотая осень Мира - 2017»

      21 сентября в 15-летний юбилей Международного дня мира стартует ...
-Гостевая книга
В публикации \"Генриетта\"прочитала о том, что раньше выходили материалы о ...
Автор: Татьяна

Place3D - профессиональное создание 3D туров и 360 виртуальных панорам. ...
Автор: Sergey

Доброго дня! Підкажіть, будь-ласка, чи є у фондах музею видання ...
Автор: Ольга

Виртуальные туры
«Photo3d»
ОДЕССКИИЙи
ЛИТЕРАТУРНЫЙ
МУЗЕЙ